пятница, 29 мая 2015 г.

"Вы имеете право на свое мнение, а я имею право на свой велик"



Гомельчанин Сашок Koт (именно так парень представился) самостоятельно сконструировал два кастом-байка. Уговорить парня рассказать о своем увлечении оказалось непросто: хоть он и владелец эпатажных велосипедов, ездит на них в основном по тихим безлюдным улочкам, предпочитая быть в тени. За последние четыре года интерес Сашка к кастомизации только растет. Сейчас он думает о создании третьего эксклюзивного велосипеда, не похожего на два предыдущих.

Стелющийся по асфальту кастом-байк.

Как известно, понятие кастомайзинг (создание вещей под индивидуальный вкус потребителя) затрагивает многие сферы – от моды до автомобилестроения. Интересоваться велокастомайзингом Сашок начал случайно. Четыре года назад ему на работе выплатили премию - около 400 долларов. Приближался Новый год, и он задумался, какой подарок себе сделать.

- Вдруг вспомнил статью о необычных велосипедах, которую прочел в журнале "Хулиган". И сразу осенило - велик!


 
Желание не купить, а самому сконструировать велосипед возникло сразу же. Образование у Сашка техническое, работал он на то время инженером-конструктором в строительной сфере. Впрочем, его познания в конструировании не имели ни малейшего отношения к велосипедам, так что начинать пришлось с нуля.

Итак, идея есть, средства на ее реализацию – тоже. А дальше - чистый лист. С вдохновением помог интернет: буйство фантазии, воплощенной в эксклюзивные велосипеды, потрясло воображение.

Вооружившись карандашом, Сашок принялся делать наброски на бумаге. Нарисовал несколько эскизов, остановившись на том, который больше пришелся по душе.
 
 
- Потом стал думать, где брать материалы. Начал сложные поиски облегченных алюминиевых труб для рамы. Хотелось, чтобы она была легкой и обошлась недорого. Но такой товар продают исключительно оптом, - рассказывает он. - В общем, понял: варить раму придется из обычных водопроводных труб. Они толстые, тяжелые, но другого выбора у меня не было.

Затем стал искать людей, у которых есть сварочный аппарат и трубогиб, потому что в запроектированной мной конструкции предусматривались изогнутые трубы. А колеса купил готовые, решил не заморачиваться, хотя есть умельцы, которые и колеса сами делают. Остановил свой выбор именно на этих из-за обилия спиц.


Когда Сашок конструировал велосипед, меньше всего думал о функциональности. Просто, говорит, примерил на себя роль дизайнера. Изначально на этом велосипеде стоял другой руль, посадка была вертикальной. Затем заменил руль - и посадка стала горизонтальной. В ближайшее время планирует переделать немного и раму. К слову, декоративный рисунок на раме вырезан лазером из ржавого листа металла.


 
- Самое трудное было начать. Некоторые говорят: "А что тут такого в этом велосипеде? Я тоже так могу: взял трубу, сварил, и все". Я говорю: "Ну, хорошо, сделай, возьми трубу и свари, тогда и обсудим", - улыбается Сашок.

Первый велосипед рождался в муках: его создание растянулось на месяцы, хотя, по сути, можно было сделать гораздо быстрее. Но не все зависело только от Сашка, потому зачастую возникали накладки. В общем, от задумки до ее воплощения прошло где-то полгода. Для парня это был первый опыт общения с техникой изнутри. До этого он не мастерил, не разбирал и не собирал велосипедов. Да и посоветоваться было не с кем, приходилось самому находить пути решения.


Когда байк был готов, ездить на нем совершенно не хотелось. "Перегорел", - говорит Сашок. Отошел только через пару недель, взглянул на свое творение по-другому, уже с позиции велосипедиста. Проехался – и понравилось.

- На таком велосипеде хочется ездить комфортно, расслабленно, не напрягаясь. Я тогда радовался незнакомому ощущению: велик тяжелый, длинный, управляется необычно. Накат потрясающий: несколько раз крутанул педали и катишься долго-долго.

 
Этот байк условно можно отнести к классу чопперов со всеми вытекающими - минимально универсален, максимально красив. Можно сказать, техноскульптура: им лучше любоваться. Хотя в ближайшее время будет заменен руль и посадка станет гораздо приятнее. Обычные велосипеды удобнее, но тут удобство абсолютно осознанно принесено в жертву красоте: это часть образа - максимально низкий, практически стелющийся по асфальту кастом-байк.
Купил велик и сразу разобрал.

Первый кастом-байк Сашок сделал еще в 2010 году. Мысль обзавестись вторым возникла спустя три года из-за недостатков первого: покататься вечером в свое удовольствие - это одно, а маневрировать по городу – совсем другое, из-за своей конструкции велосипед неудобен для повседневного пользования.

- Мне захотелось более утилитарного велика - городского дорожного, чтобы сесть и поехать быстро.

Пока Сашок взвешивал все "за" и "против", увидел в продаже белорусский велосипед "Спадарожнiк", который выпускает частная компания на базе минского мотовелозавода.

- Я прикинул: 2 млн за красивый городской велосипед не такие большие деньги, и стал счастливым обладателем раскладного велика с небольшими колесами. Но скажу честно, не проехал на нем ни метра - принес из магазина и сразу разобрал. Если в работе над первым великом я сначала нарисовал эскиз и потом уже конструировал, то со вторым все было иначе: я не представлял, каким он окажется в итоге, - рассказывает Сашок.

В этом проекте была разрезана и удлинена на 10 см рама, теперь она стала нераскладной. Руль самодельный, вилка, сиденье и крылья тоже неродные, покрышки заменены на более массивные – все это покупалось по отдельности и в итоге сложилось в единую мозаику.
 
Работу закончил месяца через три. Велосипед сам по себе получился необычный, веселый, потому в его расцветке не хотелось монохрома. Сашок решил выразить в этой модели свое мироощущение. Как нельзя лучше для этого подошел триколор флага Эфиопии и надпись One Love - девиз растафарианства (религиозное течение, зародившееся на Ямайке, которое популяризировал Боб Марли: основной принцип – любовь к ближнему своему).
 
- Когда выехал первый раз, радовался. По сравнению с первым этот велик гораздо удобнее: сижу на нем вертикально, мне комфортно, кручу педали внизу – не впереди, как на первом. Минус у него один – колеса небольшого диаметра, из-за чего на ямках трясет, ну и педали приходится крутить чаще, опять же, из-за размера колес.


Первый велик отличается от второго тем, что в первом – одна скорость, во втором - три. Тормоз на первом - ножной, на втором – ручной. Выглядят они по-разному, потому что относятся к разным классам: первый можно условно отнести к чопперам (chop в переводе с англ. - "рубить"). В 50-х годах в Калифорнии была популярна кастомизация мотоциклов: на них ставили высокие рули, длинные вилки, максимально обрезали крылья – удаляли все лишнее, чтобы мотоцикл был максимально легкий, прозрачный. Велосипеды такого плана подражают мотоциклам, между ними просматриваются общие моменты.
 
Второй велосипед в стиле лоурайдер (lowrider в переводе с англ. - "низкий ездок"). Мода на низкие машины, опять же, пошла из Штатов 60-х годов прошлого века. Отсюда и подражательство велосипедов этим машинам.

Есть еще и третий класс таких велосипедов - круизеры. Он более традиционен, и Сашок говорит, что следующий его велосипед будет чем-то средним между чоппером и круизером.

Ну и о финансовой стороне вопроса: каждый кастом-байк обошелся Сашку приблизительно в 500 долларов.
"Каждый хочет быть не каждым".

Главное правило кастомайзинга – никаких правил. Что хочешь, то и делай. Нравится тебе ездить лежа – езди лежа, нравится стоя – езди стоя. Нравится крутить педали на переднем колесе – пожалуйста. Хочешь три колеса на велосипед поставить – ставь, хочешь боковую коляску - никто не возражает. Можно все, на что хватает фантазии.

- Я делаю ставку на визуальную составляющую. Мне нравятся красивые вещи, как, наверное, и большинству людей, - говорит Сашок. - Каждый хочет быть не каждым и стремится свою индивидуальность чем-то выразить: кто-то стихи пишет, кто-то граффити рисует на стенах, а мне интересно велики конструировать, я себя в этом хорошо ощущаю. Я не первый, кто в Гомеле мастерит велосипеды, до меня несколько парней занимались тем же. Но, по-моему, все уже отошли от этой темы, их нигде не видно.

В Беларуси велокастомайзинг не развит вообще, считает Сашок, тогда как в крупных российских и украинских городах уже много людей интересуются красивыми и необычными велосипедами и объединяются в клубы.

 
 
- К примеру, в 2012 году я был в Москве на кастом-фэсте (Kustom Groove Bike). Чувствовал себя там как в раю: полно людей, объединенных общей темой, выставка кастом-байков, розыгрыши призов, диджейские сеты, конкурсы. Был свидетелем массовой покатушки: едет куча необычных великов, прохожие останавливаются на тротуаре и просто дар речи теряют: что это проехало только что? – рассказывает он. - В России это движение пошло из Москвы. Один человек съездил в Голландию, привез в начале 2000-х первый необычный велосипед, сам загорелся идеей и смог зажечь других и понеслось: сейчас это магазин, клуб, мастерская под брендом Р.А.С.Т.А.байк, они проводят фестивали. Движение настолько прижилось, что в наших широтах это название стало нарицательным – все необычные велосипеды, как серийные, так и самодельные, стали называть растабайками.

К слову, о серийных. Есть заводские велосипеды необычной конфигурации и конструкции, цены на которые – от 1 до 6 тыс. долларов и выше. И спрос на них есть.

В целом импульс велокастомайзингу задали американцы, а в традиционно велосипедных странах Европы эта тема отлично прижилась, и сейчас существует множество клубов с отделениями по всему миру.

- Пока не вижу большого интереса у белорусов к этой теме. Долгое время велосипед выполнял утилитарные функции. В СССР он ассоциировался с бедностью. К сожалению, до сих пор этот комплекс на постсоветском пространстве остался: если у тебя нет машины, значит, ты ничего не достиг в жизни. В Беларуси подобных велоклубов нет, да и людей, которые ездят на индивидуальных велосипедах, не так уж и много, и большинство из них, конечно, живут в столице.

Недавно Сашок познакомился с ребятами, которые организовали в Минске мастерскую под названием Park Road, сделали уже два велика и не собираются на этом останавливаться. Говорит, подошли они к делу серьезно: есть свое оборудование, трубы для рам заказывают из Европы. "Думаю, они могут стать отличным катализатором для популяризации такой велотемы в Беларуси".

Что касается реакции прохожих на свои велосипеды, то парень уже к ней привык. Она бывает полярной: кто-то приветственно бибикает и поднимает вверх большой палец - мол, здорово, лайк! - а кто-то насмехается и показывает Сашку средний палец.

 
- Кто-то снимает на видеокамеру или мобильный, кто-то просит сфотографироваться рядом с великом, выражая восторг. Кто-то бросает едкие комментарии типа: "Ха-ха, байкер". У каждого свое видение мира, и я не собираюсь никого переубеждать, - рассуждает собеседник. - Что касается меня, то, когда вижу какую-нибудь необычную вещь, мне, прежде всего, интересно: хочется рассматривать, думать, что человек вложил в нее, почему так сделал. Если что-то кажется нелепым или смешным, не стану смеяться и тыкать пальцем. Наверное, такие проявления от общей культуры человека зависят. Главное, я утвердился в мысли, что самые честные люди на земле – это дети. Они что видят, то и говорят. Мне очень нравится, когда моим великам радуются дети: "Какой велик классный, хочу себе такой".
 


А на реакцию взрослых Сашок уже перестал обращать внимание. У него такая позиция: "Вы имеете право на свое мнение, а я имею право на свой велик". 

Читать полностью: 
http://auto.tut.by/news/exclusive/402079.html